Логотип библиотеки
Нижегородская областная универсальная научная библиотека им. В. И. Ленина

Выставки

ЗВОНКАЯ СИЛА ПОЭТА:
120 лет со дня рождения В. В. Маяковского (1893-1930)

Я – поэт. Этим и интересен…
Об остальном – только если это
отстоялось словом.

В. Маяковский.
Из автобиографии «Я сам».

В 2013 году исполнилось 120 лет со дня рождения великого русского поэта, одного из крупнейших представителей мировой поэзии XX века – Владимира Владимировича Маяковского (7⁄19 июля 1893 г. – 14 апреля 1930 г.).
В поэзии ХХ столетия нет человека, который вызывал бы столь противоположные чувства. Казалось, В. В. Маяковский уже при жизни был «принят своей страной», пользовался огромным авторитетом и влиянием и был теснейшим образом связан с читательскими массами. Что же, в таком случае, побудило его к самоубийству?
Сегодня для нас уже не тайна, что Маяковский совершил этот роковой шаг в период, когда зашли в тупик обстоятельства личной жизни, когда он находился в состоянии депрессии, переживал творческий кризис, когда он столкнулся с системой, еще не вполне сознавая, что это такое в перспективе, но ощущая мощный пресс, лишавший литературу воздуха свободы.
Он еще хранил в душе идеалы революции. Пережив ее триумф, восславив ее вождя и народ, принесший великие жертвы во имя мечты о новой, справедливой и прекрасной жизни, Маяковский не увидел ее реального воплощения. Все оказалось не так хорошо, как в последней главе поэмы «Хорошо!».
В нем была поколеблена вера. Впереди его ждала трагедия потери идеала.
Поэт ушел из жизни. Ушел, чтобы звучать в десятилетиях, в веках…

Разделы выставки

  1. Издания В. В. Маяковского конца 1920-х и начала 1930-х годов, опубликованные при жизни поэта и после его смерти
  2. Литература о жизни и творчестве В. В. Маяковского

Издания В. В. Маяковского конца 1920-х и начала 1930-х годов, опубликованные при жизни поэта и после его смерти

Маяковский В. В.
Собрание сочинений. Т. 1. — Москва; Ленинград: Госиздат, 1928. — 358 с.

Л 70752 хр

Маяковский В. В.
Собрание сочинений. Т. 7. — Москва; Ленинград: Госиздат, 1930. — 351 с.

Л 70755 хр

В 10-томное собрание сочинений В. В. Маяковского, начатое в 1927 г. и законченное после смерти поэта в 1933 г., не вошли многие его произведения. Но оно примечательно тем, что в 7-ом томе, выпущенном в 1930 г., в год, когда прогремел роковой выстрел Маяковского, размещено сообщение о его смерти без указания каких-либо причин столь скорой смерти великого поэта: «14 апреля 1930 г. умер В. В. Маяковский. Умер великий поэт пролетарской революции. Его смерть – тяжелая потеря для дела пролетарской литературы. За 20 лет своей поэтической работы В. В. МАЯКОВСКИЙ проделал огромный путь от бунтаря-анархиста до классово-осознавшего себя пролетарского поэта. Его литературное наследство – ценнейший материал, который должен быть прочитан и изучен всеми, кому близок и дорог рост пролетарской культуры. Революционный пролетариат должен знать своего поэта. (Государственное издательство)».

Маяковский В. В.
Избранные произведения. — Москва; Ленинград: Госиздат, 1930. — 352 с.

Л 80904 хр

В 1930 г. власть и литературное сообщество еще не знали, как относиться к самоубийству В. В. Маяковского. С одной стороны, такой поступок надо осудить, но с другой стороны, этот поступок совершил великий пролетарский поэт. Поэтому в предисловии к данной книге Е. Усиевич пишет: «Вызванный нелепым стечением обстоятельств, минутной, обусловленной длительным гриппом слабостью выстрел оборвал славный путь поэта. Маяковский не раз сам в своих стихах осуждал такой конец…
Он осудил сам себя. Его ошибке нет оправдания. Но пролетариат, беспощадно осудив смерть Владимира Маяковского, должен помнить о его творческой работе по созданию пролетарской поэзии, о ряде лет его борьбы в рядах пролетариата за «…построенный в боях социализм».

Маяковский В. В.
Во весь голос (первое вступление в поэму). С обращением секретариата РАПП. — Москва: Московский рабочий, 1930. — 22 с.

Л 70758 хр

В. В. Маяковский вступил в РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей, проводившая политику партии в литературе и выпускавшая журнал «На литературном посту») в феврале 1930 г. Но теоретики РАПП считали Маяковского всего лишь попутчиком, и их раздражали горестные восклицания и признания величия Маяковского, которые после смерти поэта звучали со страниц газет. Печать возвеличивает Маяковского, который покончил с собой, изображает его «идеальным типом пролетарского писателя, образцом революционного бойца», человеком, перед которым «никогда не стояла проблема «приятия революции». Именно так характеризовались газетные отклики на смерть Маяковского в письме руководителей РАПП И. В. Сталину и В. М. Молотову 26 апреля 1930 г. Высокий адресат откликнулся на письмо оперативно: «Предлагаю поручить кому-нибудь из авторов записки дать статью по затронутому ими вопросу в «Правде». Такая статья, развивающая тезисы «записки», появилась в «Правде» 19 мая. Обращение секретариата РАПП, предваряющее данную книгу, также пронизано соответствующими тезисами: «У этого огромного поэта, призывающего миллионы трудящихся к революционной переделке жизни, не хватило сил для переделки своего собственного узко-личного семейно-бытового уголка». Таким образом, с благословения Сталина и Молотова, рапповскому начальству, вынесшему этот позорный приговор, удалось «закрыть» Маяковского как великого поэта, вытеснить его имя с газетных полос, из издательских планов и, хоть на время, административным путем удовлетворить свои амбиции на первенство в литературе.

Маяковский В. В.
Полное собрание сочинений ⁄ под общ. ред. Л. Ю. Брик. Т. 3. — Москва: Госиздат, 1934. — 263 с.

Л 71504 хр

Сюжет посмертной «биографии» В. В. Маяковского сделал крутой поворот в 1935 году. Творческим наследием поэта занималась Л. Ю. Брик. Наблюдая большой читательский и исследовательский интерес к его поэзии и, в то же время, сталкиваясь с массой бюрократических препон, с нежеланием различных организаций и учреждений увековечить память поэта, издавать его книги, она обратилась с письмом в верховную инстанцию – к И. В. Сталину. Сталин переадресовал письмо одному из секретарей ЦК Н. И. Ежову со своей резолюцией: «Очень прошу Вас обратить внимание на письмо Брик. Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти – преступление». Так появляется на свет сталинская оценка, которая положила начало канонизации Маяковского, его творчества, наведения на него «хрестоматийного глянца», против которого так страстно протестовал поэт. В результате всего этого в 1934-1938 гг. Гослитиздатом было выпущено первое полное собрание сочинений Маяковского в двенадцати томах (с дополнительным тринадцатым) под общей редакцией Л. Ю. Брик.

Литература о жизни и творчестве В. В. Маяковского

Тренин В. В.
В мастерской стиха Маяковского. — Москва: Сов. писатель, 1937. — 211 с.

38817.1 хр

«В мастерской стиха» – так называл Маяковский свою статью, впоследствии вышедшую отдельным изданием под заглавием «Как делать стихи». Маяковский вводит читателя в свою мастерскую и с редкой откровенностью показывает ему все стадии своей поэтической работы, даже те предварительные заметки и наброски, которые Маяковский называет «заготовками». Этот процесс заготовки материала, в сущности, не прекращался у Маяковского в течение целого дня и возобновлялся даже в минуты отдыха. Маяковскому не требовалась творческая изоляция, кабинетное уединение для начала работы над стихом. Наоборот, самое интенсивное общение с внешним миром, с социальной действительностью давало ему импульсы для создания новых образов. Начало работы над стихом, работа над ритмом, особенности языка Маяковского – все это мы найдем в данной книге.

Владимир Маяковский: сборник ⁄ под ред. А. Л. Дымшица, О. В. Цехновицера. — Москва; Ленинград: Изд-во АН СССР, 1940. — 364 с.

116868.2 хр

Выпуском настоящего сборника Институт литературы Академии наук СССР включился в ту широкую работу по изучению и популяризации творчества В. В. Маяковского, которая началась после того, как Л. Ю. Брик обратилась с письмом к И. В. Сталину, и сталинская резолюция была воспринята как команда пропагандировать творчество Маяковского. Из слов редакции, далеко не все работы, помещенные в данном сборнике, связаны абсолютным единством суждений и оценок. «Требовать от авторов полного тождества суждений по частным, а иногда и второстепенным вопросам мы не хотели, исходя при этом из уверенности, что истинные суждения по таким вопросам могут родиться только из спора, только из столкновения разнообразных мнений».

Каменский В. В.
Жизнь с Маяковским. — Москва: Худ. лит., 1940. — 212 с.

Л 89376 хр

Василий Васильевич Каменский (1884-1961) – русский поэт, а также один из первых русских пилотов (в 1910-1911 гг. увлекался аэропланами). В 1912 году примкнул к футуристам, был близок к В. В. Маяковскому. Каменский вспоминает, что когда у футуристов родилась идея поездки по городам России, именно Маяковский предложил название афиши: «Аэропланы и поэзия футуристов». Такую афишу можно предъявлять любому губернатору. Стремясь создать «искусство будущего», футуристы декларировали отрицание традиционной культуры и эпатировали публику своим видом: Маяковский в цилиндре на затылке и желтой кофте, Бурлюк в сюртуке, с расписным лицом, Каменский – с желтыми нашивками на пиджаке и с нарисованным на лбу аэропланом. Это производило разное впечатление: одних раздражало, других смущало, третьих восхищало. Но равнодушных не было.

Спасский С.
Маяковский и его спутники: воспоминания. — Ленинград: Сов. писатель, 1940. — 159 с.

К 71548.1 хр

Поэт Сергей Спасский вспоминает, как они, футуристы, многое тогда отрицали, многих сбрасывали «с парохода современности». Чаще всего это был полемический прием, и тот же Маяковский в своей среде охотно цитировал классиков. Внутренние противоречия раздирали молодого Маяковского, который, хотя и нашел культурную среду, в какой-то мере созвучную его душе, нашел товарищей, единомышленников в стремлении создать новое искусство, не удовлетворялся ролью поджигателя и экспериментатора, «героя» литературных скандалов. Маяковский ощущал в себе мощь поэта, чье слово обращено к массам, борца за переустройство мира, а не только за обновление искусства. Поэтому не случайно Маяковский впоследствии стал приверженцем Октябрьской революции.

Катанян В. А.
Рассказы о Маяковском. — Москва: Худ. лит., 1940. — 327 с.

Л 89377 хр

Катанян рассказывает, как осенью 1914 г. Маяковский познакомился с Горьким. Алексей Максимович жил тогда в Финляндии, а Маяковский жил постоянно в Москве и наездами бывал в Петербурге. В одну из таких поездок он специально отправился из Петербурга в Мустамяки познакомиться с Горьким. На тот момент Горькому было 46 лет, и он был знаменитым писателем. Маяковскому едва исполнился 21 год, он – начинающий поэт с полуторагодовалым литературным стажем, поэт, больше известный публичными выступлениями, чем стихами. Но Горький увидел в Маяковском больше, чем поэт мог тогда предъявить сделанного и напечатанного. Горький почувствовал его возможности, его талант – все то, из чего вырастает настоящий большой писатель. И это определило отношение Горького к Маяковскому – и личные симпатии, и признание, и поощрение, и литературную помощь, которую он ему оказывал, привлекая его в дальнейшем ко всем своим издательским и культурным начинаниям.

Чуковский К. И.
Репин. Горький. Маяковский. Брюсов: воспоминания. — Москва: Сов. писатель, 1940. — 223 с.

К 71367.1 хр

Чуковский вспоминает, как летом 1915 г. Маяковский познакомился с Репиным. В Куоккале Репин захаживал к Чуковскому, и Маяковский часто бывал у него. Зная непримиримое отношение Репина к «футурне» и его темперамент, а также полемическую невоздержанность и темперамент Маяковского, Корней Иванович боялся, что при нечаянной встрече этих двух разных по возрасту, но одинаково неуступчивых людей может произойти «электрический разряд большой разрушительной силы». Встреча, как ее ни избегал Чуковский, все-таки произошла, но эффект оказался совершенно неожиданным. Маяковский читал отрывки из новой поэмы, в это время к Чуковскому пожаловал Репин с дочерью. Маяковский сердито умолк: он не любил, чтобы его прерывали. Возникшую неловкость поправил сам Репин, он попросил Маяковского продолжить чтение. И вот она, неожиданность: Маяковский читает «Облако в штанах», Репин, реакции которого боялись, аплодирует: «Браво, браво!» и сравнивает Маяковского с Гоголем и Мусоргским. И тут же предлагает написать портрет Маяковского. Эту честь он оказывал очень немногим представителям литературно-артистического мира.

Эвентов И. С.
Маяковский – плакатист: критический очерк. — Ленинград; Москва: Искусство, 1940. — 73 с.

116828.2 хр

Маяковский рисовал с малых лет. Когда после смерти отца семья Маяковских переехала в Москву, Маяковский использовал свои способности, чтобы материально поддержать мать и сестер. После ареста и одиннадцатимесячного заключения в Бутырках (1909-1910 гг.) единственное училище, куда ему удалось поступить, было Училище живописи, ваяния и зодчества. После того, как Маяковский примкнул к футуристам и весь ушел в поэзию, он перестал учиться на живописца, но художнических навыков не бросал. После революции Маяковский стал рисовать обложки, плакаты, театральные костюмы и декорации для своих книг и пьес. Путь Маяковского-художника тот же, что и путь его как поэта. Неуклонная борьба с академизмом, с «буржуазной красивостью», за искусство активное, за искусство агитационное. Не случайно его художнический талант так ярко воплотился в плакатном искусстве.

Поляновский М. Л.
Маяковский – киноактер. — Москва: Госкиноиздат, 1940. — 88 с.

К 70782.1 хр

Обстоятельная и интересная работа Макса Поляновского в живой форме рассказывает нам об одной из малоизвестных сторон разнообразной творческой деятельности В. В. Маяковского. Маяковский – киноактер, исполняющий главные роли в игровых фильмах. Величайший поэт на экране. На основании хорошо подобранных материалов, газетных и журнальных заметок, статей, рецензий, сопоставляя записи, рассказы, воспоминания участников съемок, к которым был привлечен Маяковский, автор восстановил выразительную картину работы поэта перед объективом кинокамеры, работы новаторской, смелой, всепоглощающе-искренней, как все, что делал Маяковский.

Шилов Л. А.
Здесь жил Маяковский. — Москва: Московский рабочий, 1959. — 104 с.

П 31288 хр

В 1926 году на Таганке, в тихом Гендриковом переулке (теперь переулок Маяковского) поселился поэт Владимир Маяковский. Небольшая квартира Маяковского во второй половине 20-х годов была одним из центров литературной Москвы. Здесь собирались писатели и поэты, драматурги и художники; читали и обсуждали новые произведения. После смерти поэта в доме создана Библиотека-музей В. В. Маяковского. Здесь бережно сохраняются две комнаты, которые он занимал. В остальных помещениях музея разместились выставка, лекционный зал, библиотека, отдел фондов, библиографический кабинет, а в специальной пристройке – читальный зал. Библиотека-музей собирает и бережно хранит автографы Маяковского, окна РОСТА, афиши, плакаты, все издания произведений, воспоминания современников поэта и другие материалы о его жизни и творчестве, которые являются серьезной базой для глубокого изучения творчества поэта.

Лавут П. И.
Маяковский едет по Союзу: воспоминания. — Изд. 3-е, доп. — Москва: Сов. Россия, 1978. — 223 с.

Пф 179341 хр

Автор книги ездил с Маяковским по стране в 1926-1930 гг., помогая ему в организации многочисленных творческих вечеров. Книга представляет собой воспоминания, освещающие главным образом работу поэта в пути: и его встречи с попутчиками по вагону, и беседы с молодыми начинающими литераторами в гостиницах, и публичные выступления в разнообразных аудиториях. Приводится ряд ответов на записки, поступавшие из зала. Очень ценен материал, раскрывающий источники отдельных произведений, созданных непосредственно в дорожной обстановке. Книга дает представление о кипучей работе поэта и о большом влиянии поездок на творчество Маяковского. Автор подробно пишет о последних днях жизни поэта, приводит факты, позволяющие полнее и ярче воссоздать облик Маяковского – поэта, человека, гражданина.

Бебутов Г. В.
Лицом к лицу с читателем: о Маяковском. — Тбилиси: Изд-во «Литература да хеловнеба», 1965. — 98 с.

М 31318 хр

Во время своих поездок по стране и на творческих вечерах Маяковский получал записки от слушателей, на которые всегда старался ответить. Когда записок поступало очень много, и нельзя было успеть не только ответить на все, но даже просмотреть их здесь же, Маяковский заворачивал записки в газету или размещал по своим карманам, а потом у себя в гостинице приводил их в определенный порядок. Он хранил записки в больших конвертах, как живые голоса своих слушателей и читателей. Маяковский хотел вернуться к собранным запискам и написать книгу, почти универсальный ответ на все заданные вопросы, но не успел этого сделать. Основной задачей автора этой книги было классифицировать записки по характеру читательских позиций, взглядов, мнений и еще раз показать, что Маяковский уже при жизни был «принят своей страной», пользовался огромным авторитетом и влиянием и был теснейшим образом связан с читательскими массами.

Маяковский в воспоминаниях родных и друзей. — Москва: Московский рабочий, 1968. — 430 с.

М 85409 хр

В предлагаемой книге собраны воспоминания о В. В. Маяковском лиц, близко знавших его, разделявших его взгляды, понимавших значение деятельности великого поэта. Здесь мы найдем и воспоминания его матери, Александры Алексеевны Маяковской, и воспоминания сестры, Людмилы Владимировны Маяковской, и многих близких к поэту людей. Некоторые воспоминания (Н. П. Махарадзе-Смольняковой, П. Г. Цулукидзе, Е. А. Лавинской) при жизни авторов не были подготовлены для печати и здесь публикуются без всяких изменений. Особый раздел сборника – «Помню Маяковского…» – составляют публикации, в разное время появившиеся в печати.

Кэмрад С. С.
Маяковский в Америке: страницы биографии. — Москва: Сов. писатель, 1970. — 271 с.

Пф 24551 хр

В 1925 г. Маяковский совершил поездку в Мексику и Соединенные Штаты. Эта поездка была задумана как первый этап большого путешествия вокруг света. «Но – «Вокруг» не вышло, – как писал потом Маяковский в автобиографии. Во-первых, обокрали в Париже, во-вторых, полугода езды, пулей бросился в СССР. Даже в Сан-Франциско (звали с лекцией) не поехал». Книга С. С. Кэмрада – результат многолетних изысканий; в ней автор рассказывает об истории поездки Маяковского в Америку с того момента, как у поэта зародилась мысль о ней, и до возвращения на родину.

Маяковский делает выставку. — Москва: Книга, 1973. — 80 с.: [7 л. ил.]

Пф 84432 хр

Идея организации выставки «20 лет работы» возникла у Маяковского в сложную, переломную полосу его жизни. После попытки реформировать возглавляемую им группу путем ликвидации ЛЕФ (Левый фронт искусств) и создания РЕФ (Революционный фронт искусств) Маяковский к началу 1930 г. расстался с теми из своих вчерашних соратников, которые «окопались» на позициях «литературы факта». Выставка, наверное, рассматривалась им не только как подведение итогов, но, главное, как трамплин для прыжка в завтрашний день. Как известно, выставка размещалась в трех комнатах молодого тогда клуба Федерации Советских писателей, где Маяковский проводил все дни, предшествовавшие выставке, готовя экспозицию. Об этом подготовительном этапе и о самой выставке повествует данная книга.

Волков-Ланнит Л. Ф.
Вижу Маяковского. — Москва: Искусство, 1981. — 279 с.: ил.

Мф 29025 хр

Фотографий В. В. Маяковского сохранилось очень много. Свидетельство тому данная книга. Она состоит из новелл, рассказывающих о жизненном и творческом пути поэта на основе дошедших до нас фотографий, а также о людях, снимавших Маяковского, и о том, как появились те или иные фотографии. Автор встречался с поэтом, будучи сотрудником журнала «Новый Леф». Личное знакомство и архивные фотодокументы помогли ему воссоздать зримый образ поэта. Изложение насыщено малоизвестными фактами. В частности, о нижегородском портрете Маяковского говорится, что он был сделан в гостинице «Россия» тогда еще начинающим фотокорреспондентом Н. М. Капелюшем в январе 1927 г., когда поэт приезжал в Нижний Новгород с лекцией и два вечера выступал в драматическом театре.

Если вы заинтересовались литературой основного фонда книгохранения, представленной на выставке, приглашаем вас в нашу библиотеку (ком. 39). О времени работы библиотеки можно узнать на нашем сайте.

ВВЕРХ

© НГОУНБ им. В. И. Ленина